"Металлургический комбинат"

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Плацдармы Красцветмета

E-mail Печать PDF

Главное - иметь выходы на рынки. Если это условие соблюдено, считает генеральный директор ОАО "Красцветмет" Игорь Тихов, то есть возможность самому регулировать эффективность своего бизнеса

Перед гендиректором ОАО "Красноярский завод цветных металлов имени В. Н. Гулидова" ("Красцветмет") Игорем Тиховым в общем-то никогда не ставилась задача демонстрировать динамичные позитивные финансовые показатели. Задача была собрать под одной крышей такие виды бизнеса, которые независимо от конъюнктуры рынка и желания поставщиков позволили бы заводу выжить. Это вполне удалось, более того, финансовые показатели предприятия сегодня достаточно оптимистичны. О том, как финансовая эффективность стала приложением успешной стратегии диверсификации предприятия, Игорь Тихов рассказывает "Эксперту".

От "Норильского никеля" - шаг за шагом

- Считается, что бизнес под управлением чиновников неэффективен. Сто процентов акций ОАО "Красцветмет" принадлежит администрации Красноярского края, но предприятие вопреки расхожему мнению дает прибыль и наращивает темпы ее роста. В чем секрет?

- Начало тысячелетия мы встретили с одной проблемой, которая всем на тот момент надоела. Проблема была в том, что "Красцветмет" и Норильский горно-металлургический комбинат были настолько тесно связаны (до разделения в 1998 году были единой структурой), что работать друг без друга не могли, но при этом каждый раз спорили по тарифам. Возникла идея решить эту проблему за счет приближения ОАО "Красцветмет" к другим клиентам. Мы решили достичь большей эффективности за счет освоения новых рынков. Запустили три новых направления.

Начали с ювелирного производства. Развитием этого бизнеса мы занялись как раз в тот момент, когда рынок стал оживать. Люди зажили лучше, от года к году стали больше покупать ювелирных изделий. Мы угадали. Так, если в 2000 году мы производили 30–40 килограммов ювелирки в месяц, то в нынешнем декабре планируем произвести и реализовать тонну ювелирной продукции.

Далее. Мы запустили производство химических соединений. Благодаря их качеству и новейшим технологиям удалось пробиться на рынки стран Европы и США и потеснить конкурентов, как российских, так и зарубежных. Мы смогли выйти на основных операторов рынка, и сегодня это один из самых эффективных наших видов бизнеса. Главное, что это емкий рынок. Наш бизнес здесь заключается в том, что мы покупаем металл во вторичных материалах и потом с премией в виде высокотехнологичной продукции продаем на экспорт. При этом не на свободном рынке, а по прямым долгосрочным контрактам.

Увидели мы перспективы и в третьем направлении - производстве катализаторных сеток. На внутреннем рынке тогда был всего один игрок (Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов. - "Эксперт"), между тем производство удобрений (отрасль, где используются эти системы) в стране, а также их экспорт регулярно растет. И хотя рынок для нас был трудным, мы решили рискнуть. Покупка технологии у фирмы Johnson Matthey позволила нам без особых проблем освоить производство и приступить к активному расширению бизнеса.

Во всех наших проектах, если вы внимательно посмотрите, прослеживается своя логика. Логика последовательного развития step by step ("шаг за шагом"): на базе уже существующего эффективно действующего производства вырастает новое направление.

- Самое главное, чтобы для этих шагов были средства…

- Откровенно говоря, бизнес всегда для нас был достаточно прибыльным и денег для того, чтобы самим себя развивать, всегда хватало. Да и проекты не были слишком дорогими.

- Что ж тогда "Норильский никель" расстался с таким выгодным активом?

- Акционеры "Норильского никеля" всегда больше сырьем интересовались. Для них мы тогда были просто аффинажным заводом при комбинате, лишней надстройкой бизнеса. Это сегодня мы эффективный металлургический комплекс, который предлагает услуги от аффинажа до широкой номенклатуры рыночной продукции из драгоценных металлов: слитки, порошки, гранулы, химические соединения, металлопрокат, проволока, каталитические сетки, ювелирная продукция. И на всем этом мы зарабатываем какую-то добавленную стоимость - как к металлу в сырье, так и к металлу аффинированному.

Что страшного в ВТО

- То есть вы уходите от процессинга? Делаете что-то такое, что самостоятельно можете продавать?

- Нам все равно, в каком виде продавать продукцию из металлов, лишь бы это было дороже, и рынки были больше. Выгода нашего положения в том, что мы имеем постоянный контакт с владельцами сырья. Они к нам приходят, чтобы переработать свое минеральное либо вторичное сырье. Что сегодня можно сделать с ломом или отработанными катализаторами? За рубеж вывезти сложно, а то и вовсе нельзя. Зато мы его можем аффинировать и вернуть им.

Правда, как правило, у них тут же возникает проблема реализации полученных металлов, но мы эти проблемы помогаем решать.

- В свое время ходили слухи об объединении "Красцветмета" с другими аффинажными заводами…

- Это всего лишь слухи. На то должна быть воля всех участников рынка, а также властей, так как в подавляющем большинстве случаев собственником таких производств является государство.

- А был бы от этого толк?

- Я считаю, да. Смысл, конечно, в том, чтобы усилить позиции отрасли за счет объединения в единый комплекс. Мы прекратили бы конкурировать на внутреннем рынке. С другой стороны, мы стали бы сильнее на внешних рынках, особенно в преддверии вступления в ВТО.

- А что, вступление в ВТО требует особого усиления позиций? Чем оно так уж страшно?

- Мы боимся некоторого демпинга по ювелирной продукции, по каталитическим системам. Хотя, если честно, лично я считаю, что в нашей отрасли только "Красцветмет" готов к вступлению в ВТО. У нас есть два существенных конкурентных преимущества. Во-первых, наш завод - единственный в мире, который извлекает все восемь драгоценных металлов из всех видов сырья. В основном наши конкуренты специализируются либо на золоте и серебре, либо на платиновых металлах. А во-вторых, мы себя позиционируем на мировом рынке как предприятие, которое работает с очень сложными для разделения продуктами. Вообще-то аффинаж платиновых металлов - это и есть те самые высокие технологии. Платина, палладий проще извлекаются, а вот рутений, родий, иридий и осмий - это близкие по свойствам металлы, и они очень трудно разделимы, для того чтобы их разделять и очищать, нужны знания, опыт и технологии.

Пора подтягивать тылы

- То, что ОАО "Красцветмет" контролируется администрацией края, не влияет на какие-то ваши корпоративные амбиции? Если бы предприятие захотело приобрести другую компанию, не препятствовали бы в этой инициативе чиновники?

- Нет. Вы знаете, Красноярский край - один из флагманов экономического развития страны. Здесь абсолютно передовой, современно мыслящий губернатор, который, собственно, и является куратором нашего предприятия и знает этот бизнес давно. У нас адекватный и позитивно настроенный совет директоров. Это же видно из истории. Смотрите, сколько всего у нас нового появилось.

- Одно дело цех модернизировать или построить, станки новые купить, а другое дело - ввязаться в какие-нибудь корпоративные действия…

- Думаю, что будущее покажет. Мы рассматривали вопрос покупки каких-то активов внутри страны, но каждый раз оказывалось, что нам быстрее и эффективнее сделать самим, чем покупать громоздкую структуру. У нас были предложения от западных партнеров создать некий альянс. Но, просчитывая все риски, а главное, анализируя эффективность вновь созданной системы, мы пока от этого варианта отказались.

- В этом году ОАО "Красцветмет" выделило производство кремния в самостоятельную бизнес-структуру. Почему?

- Вы знаете, когда я пришел на завод в 2000 году, кремниевый дивизион был в достаточно плачевном состоянии. Он работал на производстве электронного кремния. Первичного сырья на российском рынке уже не было. Это подразделение зарабатывало совсем какие-то крохи. Было, по сути, дотационным. Стоял вопрос о его закрытии. Те не менее я дал менеджерам подразделения шанс восстановить производство. Отчасти нам повезло, потому что в тот момент начал расцветать рынок солнечного кремния. Самое-самое начало. Специалисты увидели этот рынок. Нашли поставщиков сырья, нашли возможность работать на этом рынке. Мы увеличили выпуск на установках, которые уже были на заводе, а потом дополнительно купили американские печи и стали производить солнечный кремний большого диаметра.

Но, к сожалению, мы как были, так пока и остались цехом одного большого производства, у которого нет сырьевой базы. Поликристаллические мощности в стране так и не созданы. Их появление ожидается только в начале 2008 года.

- А что произойдет в 2008 году?

- Мы рассчитываем на запуск производства поликристаллического кремния на Железногорском кремниевом заводе. Собственно, для этого мы и выделили свое кремниевое производство в "дочку". Железногорцы, скорее всего, поступят так же. Мы эти активы объединим и получим, таким образом, относительно законченный технологический комплекс. Это планы, а жизнь покажет.

- А еще какие-нибудь новые проекты планируете?

- Нет. Последним нашим проектом стал аффинаж серебра. В этом году у нас будет четырехкратный рост по объемам серебра, а в следующем году мы будем перерабатывать порядка пятисот тонн серебра и весь объем крупнейшего игрока на рынке - компании "Полиметалл" - пойдет на переработку к нам. Кстати, это еще один пример нашей осторожной стратегии step by step. Мы, например, не считали раньше, что нам стоит заходить на серебряный рынок, но появился крупный оператор, который имел большие объемы металла для аффинажа, а, с другой стороны, мы увидели технологии, которые помогли бы нам эффективно эти объемы перерабатывать. И вот - проект запущен.

Мы считаем свое развитие на российском рынке практически законченным, поскольку все сколько-нибудь значимые объемы металлов проходят через нас. Сегодня это почти вся российская платина, половина российского золота и со следующего года - 80–85 процентов российского серебра. Нашими клиентами являются крупнейшие операторы российского рынка драгоценных металлов: ОАО "ГМК "Норильский никель"", ОАО "Полюс Золото", ОАО "Полиметалл", ОАО "Артель старателей "Амур"", а это львиная доля российских платины, золота и серебра. Кроме того, мы присутствуем во всех сегментах, рынках, где работают с драгоценными металлами.

- А как же плоский прокат драгоценных металлов?

- Ну, это совсем небольшой рынок. И мы не пойдем, конечно, ни в плоский прокат, ни в стоматологию. И даже не будем заниматься ювелирным литьем - хотя и занимаем значительную часть рынка цепевязания, - потому что это бизнес, который требует много ручного труда и не является высокотехнологичным. Его на поток не поставишь.

Я считаю, что для бизнеса важны две вещи. Во-первых, это устойчивость, чтобы бизнес был рассчитан на десятилетия. А во-вторых, и это даже еще более важно, нужно иметь выход на рынки. Это - возможность продавать, торговать, а эффективность бизнеса можно регулировать у себя. В твоих руках ниточки. Если у тебя нет рынков, и ты тут у себя копошишься, строишь людей, выкручиваешь им руки, экономишь - но ситуации все равно не контролируешь.

Тем не менее в этом году и следующем мы приостановимся в своей экспансии - надо снижать затраты. ОАО "Красцветмет" начинает оптимизировать собственный бизнес. Будем смотреть, где мы лишнего дали за эти годы, подтягивать тылы.

- Хотя все последние годы предприятие демонстрирует постоянный рост финансовых показателей, в первом полугодии этого года у вас произошло существенное снижение прибыли. Почему?

- На самом деле мы выйдем в этом году на уровень прибыли 2005 года. 2006?й нехарактерен для общего графика развития нашей компании. Год был очень хорош для нас. Все тренды были очень позитивными: быстрый рост цен на платиновые металлы и золото, наличие остатков дешевых металлов для реализации в дорогих продуктах, открытый рынок ЕС и США.

Однако в середине 2006 года были введены заградительные трехпроцентные пошлины на экспорт соединений в Евросоюзе и в США. В этом году с учетом обстоятельств мы вынуждены были пересмотреть свои оптимистические прогнозы. Труднее стало и на других рынках. Эффективность бизнеса теперь уже не будет такой высокой. Но главная наша задача решена - построен бизнес на десятилетия!

Андрей Виньков, Эксперт